2020 06 15 KonfMey 01 250

Всеволод Эмильевич Мейерхольд выступает с докладом на Всесоюзной режиссёрской конференции в Москве. Это окажется последним публичным выступлением мастера перед арестом.

 

Первые два дня работы конференции, 13 и 14 июня, взрывы аплодисментов сопровождали каждое упоминание его имени. Эти искренние демонстрации совершались благодаря тому, что гонения на Мейерхольда, казалось, уходят в прошлое.

 

Он говорит минут 40-45. Его выступление занимает в стенограмме 22 машинописные страницы.

 

Начало речи Мейерхольд пишет вечером 14 июня на четырёх листах. На каждый из них легло по звену логики, которую он выстраивал в поисках точных слов и верной интонации. Эта логика такова.

 

Во-первых, партия и Сталин воспитывают непримиримость к ошибкам: «умей улавливать свои ошибки, умей вскрывать их корни, умей показывать, как ты ошибался». Во-вторых, ошибавшимся – и ему в их числе – сохранена возможность работать. В-третьих, стало быть, за эту возможность следует благодарить партию и Сталина, именно им должны быть переадресованы овации. В-четвёртых, было бы ошибкой думать, что подъём театра зависит от возвращения формалистов.

 

Выступление Мейерхольда подытожит председатель конференции М.Храпченко. Он констатирует, что тот задачу самокритики выполнил формально.

 

На следующий день Мейерхольд возвращается в Ленинград. Он «с досадой отозвался о конференции». Смысл его отрывистых фраз по этому поводу сводился к тому, что «съехавшиеся со всех концов страны режиссёры оказали ему горячий приём, и это решительно не понравилось высокому начальству».

 

До трагического ареста, утром 20 июня, оставалось 5 дней.

 

 

Декабрь
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3